http://santehno.by/ купить полотенцесушитель минск.

Загадочная Леди «Indiscreet» ~

 

Аннотация:

Для виконта Роули, блистательного донжуана, прекрасная молодая вдова Кэтрин Уинтерс должна была стать всего лишь очередным приключением, легкой победой. Независимость и гордость этой женщины влекли его не меньше, чем красота. Но судьбе было угодно, чтобы сердце виконта-ловеласа оказалось в плену чистой, искренней страсти... Англия, 1817 год.

 

Год написания: 1997 год.

 

Издательство:

«АСТ»: серия «Очарование» - 2003 год.

 

 Перевод:

Перевод с английского И.Кузнецовой

 

Отрывок из книги:

…Они пошли рядом, не касаясь друг друга. Но у него дух захватывало от её близости.

- Первоцветы зацвели, - заговорил он, - скоро распустятся нарциссы. Возможно, весна и ваше любимое время года, как моё?

- Да, - ответила она. – Это новая жизнь. Новые надежды. Впереди лето. Да, я люблю это время года, хотя в моём саду еще и нет такого разноцветия, какое будет позже.

Новые надежды… Интересно, на что она надеется, о чём мечтает. Да и мечтает ли вообще о чём-нибудь? Или ведёт безмятежное существование, не желая никаких перемен?

- Надежды? – повторил он. – А на что вы надеетесь? На что-нибудь определенное?

Взглянув на неё, он заметил, что её взгляд устремлен вдаль. Глаза у неё сияли, и Роули понял, каков будет ответ на один из его невысказанных вопросов.

- На полную удовлетворенность жизнью, - ответила она. – На покой.

- А разве у вас их нет, если вы только надеетесь?

- Есть. – Она бросила на него быстрый взгляд. – Но мне хочется их сохранить. Видите ли, это вещи очень хрупкие. Как и вечное счастье. Покой не может быть каким-то незыблемым состоянием, которое приходит и остается навсегда. А жаль…

Он нарушил её покой. В её голосе не прозвучало укоризны, но Роули понял, что это так. А вечное счастье – не обнаружила ли она со смертью мужа, что такого вообще не существует? И не обнаружил ли он это же после измены своей невесты?

- А вы? – Взгляд её требовательно остановился на нем. – На что надеетесь вы?

Роули пожал плечами. На что он надеется? О чём мечтает? Ни о чём! Неутешительно, но, кажется, верно. Управлять своей жизнью может только тот, кто ни о чём не мечтает и ни на что не надеется. Ведь когда человек мечтает, он, как правило, устанавливает связи с другими людьми, а от людей нельзя зависеть, если не хочешь, чтобы тебя сбили с ног или поранили.

- Я не тешу себя мечтами, - ответил он. – Я живу и наслаждаюсь каждым новым днем. Когда мечтаешь о будущем, растрачиваешь настоящее.

- Да, все так думают. – Кэтрин улыбнулась. – Но мне кажется, жить так невозможно. Я думаю, все люди мечтают. Иначе жизнь была бы невыносима.

- Значит, иногда ваша жизнь бывает невыносимой? – спросил Роули.

Действительно ли настоящее удовлетворяет её? Она живет здесь пять лет. Живёт как вдова. Сколько ей лет? Наверное, где-то между двадцатью и тридцатью. Значит, начиная примерно с двадцати лет, она живет одна. Может ли быть, чтобы такая жизнь удовлетворяла её? Хотя, конечно, брак мог оказаться столь невыносимым, что свобода, обретенная во вдовстве, по контрасту выглядит просто раем.

- У всех жизнь бывает временами невыносима, - ответила она. – Никому не удается полностью избежать её мрачных сторон, я полагаю.

Они подошли к реке, протекавшей через парк и дальше, по задам деревни. В этом месте река устремлялась вниз, журча среди камней и под каменным арочным мостом, по краям которого шли перила. По этим перилам он в детстве любил ходить, балансируя раскинутыми вширь руками.

- Если вам когда-нибудь захочется покоя, - начал Роули, останавливаясь на середине моста и кладя руки на перила, - вы найдете его здесь. Нет ничего более успокаивающего, чем слушать и смотреть на бегущую воду, особенно если падающий на неё свет пробивается сквозь ветки деревьев. – Он отпустил поводья, и его лошадь перешла на другой берег пощипать травы.

Кэтрин остановилась рядом с ним и посмотрела на воду.

- Я многое перечувствовала, стоя здесь.

Наверное, она не осознавала, что тоска, прозвучавшая в её голосе, говорила больше, чем слова. Эта тоска сказала ему, что Кэтрин с ним согласна и что в её жизни часто приходилось искать успокоения.

Роули посмотрел на неё. Она стояла возле него – стройная, вся такая золотистая и красивая. Её руки, обтянутые лайковыми перчатками, лежали на перилах моста. Если бы он не ошибся в своих первоначальных расчетах, подумал виконт, сейчас уже знал бы её всю – во всех подробностях. Его руки знали бы, каково её стройное, крепкое тело. Он знал бы, как нежна, горяча и желанна она изнутри, знал бы, как она ласкает – со сдержанным умением или с пылкой страстью. И знал бы, возможно ли первое превратить во второе.

Интересно, хватило бы ему одного или двух раз? Желал бы он её и после так же пылко, как сейчас? Или он – как у него обычно бывало с женщинами, – удовлетворился бы, узнав всё, что можно узнать? Потерял бы он к ней всякий интерес и стал бы изобретать причину для этой опасной утренней прогулки в парке?

    Ничего этого он не знает. И может быть, не узнает никогда.

Роули не осознавал, что молча смотрит на неё, пока она не подняла на него взгляд, и тогда, по изменившемуся выражению её глаз, её лица он понял, что она прочла его мысли. Виконт хотел что-то сказать, но в голову ему ничего не приходило. Кэтрин уже открыла рот, словно намереваясь заговорить, но снова сжала губы, устремив взгляд на воду. Позже он удивлялся, почему не оторвался от перил и не предложил ей идти дальше. Удивлялся, почему и она не подумала снять напряжение таким же образом. Нет, никто из них не сделал этого.   Роули наклонился немного вниз и в сторону, повернул голову и нашел губами её губы. Он разжал губы, чтобы узнать вкус её губ. Они заметно задрожали, а потом вернули ему поцелуй. Но он не прикасался к ней. Они не повернулись друг к другу.           Поцелуй длился недолго, но всё же гораздо дольше, чем мог быть в такой ситуации. Роули опять стал смотреть на воду. Кэтрин, очевидно, сделала то же самое. Он дрожал. Он не знал в точности, к чему это приведет, а ему хотелось управлять своими поступками. Она отказалась стать его любовницей. И твердо дала ему понять, что решение это совершенно серьезно. Поцелуи ради поцелуев – вещь бесцельная, в особенности, если они действуют так возбуждающе. Но сами по себе поцелуи никуда не могут привести. Он определенно не заинтересован ни в каких продолжительных отношениях…

 

Примечание:

Anny:

Эта серия о любовных историях четырех друзей, офицеров-кавалеристов, прозванных на войне с Наполеоном «всадниками Апокалипсиса» за их дерзкое и подчас безрассудное поведение во время сражений. Действия всех трёх романов происходит приблизительно в одно и то же время, в течение1816 года.

Этот же роман из моих любимейших не только у Бэлоу, но и вообще среди любовных «регентских» романов. Очень милая героиня – женщина-загадка, которая тщательно оберегает свою тайну, и настойчивый герой, который не мытьем, так катаньем, но всё же добивается героини. «Ты не хочешь быть моей любовницей? Отлично! Значит, будешь моей женой.» В романе нет никакой интриги в развитии событий, но есть интрига в развитии чувств. Если у вас мартовский авитаминоз и меланхоличное настроение – эта книга в самый раз.

Христина:

У этого романа есть продолжение «Свет первой любви». Мной он еще не охвачен.

Присуждаемый бал: замечательно!      

 

Свет Первой Любви «Unforgiven» ~

 

Аннотация:

Гордая Майра Хёйз вовсе не обрадовалась возвращению Кеннета Вудфолла после восьмилетнего отсутствия. Да и могла ли она радоваться новой встрече с человеком, что был не просто заклятым врагом ее семьи, но и причиной гибели ее брата? Однако Кеннет, все еще помнящий прекрасные дни, когда их с Майрой связывали узы светлой первой любви, готов на все, чтобы возвратить прошлое. Ибо без девушки, которая по-прежнему царит в его сердце, он не может быть счастливым... Англия, 1816 год.

 

Год написания: 1998 год.

 

Издательство:

«АСТ»: серия «Очарование» - 1999 год.

 

 Перевод:

Перевод с английского И. Кузнецовой

 

Отрывок из книги:

Будущее представлялось ему в самых мрачных тонах. Но что толку думать о будущем? Граф резко обернулся, чтобы посмотреть, готова ли она?

- Прежде чем мы уйдем отсюда, нам нужно кое-что сказать друг другу, - проговорила Майра.

Он уже решил, что они тронутся в путь, даже если снег глубок, и найти безопасный спуск в долину окажется делом непростым. Конечно, она не возражала. Её лицо на фоне темно-серого капюшона казалось бледным, осунувшимся – и совершенно спокойным. Вопреки его ожиданиям она не избегала его взгляда. Впрочем, ничего удивительного, это ведь Майра…

- Я не думаю, что в данный момент у нас есть повод для беседы, - ответил он. – Мы с вами взрослые люди. И знаем, как следует поступать. Нам нужно двигаться.

- Ах да… - кивнула она. – Знаем, как следует поступать. Полагаю, вы проводите меня домой, и поговорите с моей мамой. Вы, конечно, возьмете всю вину на себя. Наверное, после этого вы напишите сэру Эдвину Бейли. Напишете откровенно… и тактично – и вновь возьмете вину на себя. Наверное, потом вы сделаете мне официальное предложение наедине, притворяясь, что брак со мной – самое сокровенное желание вашего сердца.

- Я думаю, что эту последнюю деталь можно опустить, - ответил граф, приходя в раздражение. Неужели она полагает, что он вне себя от радости из-за того, что вся жизнь его перевернулась с ног на голову?

- Опустить нужно вообще всё, - заявила она. – Я не желаю, чтобы вы что-то объясняли, пытаясь выгородить меня. Я не желаю, чтобы вы делали мне предложение. Если вы его сделаете, я вам откажу.

- Вы опять ведете себя как ребенок, - поморщился граф. Ночью он взял её дважды. Она, конечно, оказалась девственницей, как он и предполагал. Оба они должны смириться с тем, что их ждет в будущем. – Обсуждать здесь нечего.

- Разве отказ от брака с тем, кто мне неприятен и кому неприятна я, означает вести себя как ребенок? Напротив, по-детски было бы выйти замуж только потому, что обстоятельства вынудили нас… - Майра вскинула подбородок, глаза её сверкнули.

- Вступить в интимные отношения? – закончил он. – Этим, Майра, занимаются мужья с женами. Или те, кто неизбежно становится мужем и женой.

- Что же, значит, я ваша первая женщина? – спросила она. – Иначе, почему это неизбежное не случилось с вами раньше?

Граф нахмурился и проговорил в раздражении, похоже, не подумав:

- Вы моя первая леди. Вы же не женщина легкого поведения, Майра!

Глаза её расширились, но она засмеялась:

- Маме скажут, что я ночевала в Данбертоне. Она уже так и считает. А в Данбертоне можно сказать, что вы ночевали в Пенвите. Никому не нужно знать, где и как на самом деле мы провели эту ночь.

- Даже сэру Эдвину Бейли? – спросил он, и взглянул на неё вскинув брови.

- Даже ему.

- А разве он не будет… несколько удивлен в первую брачную ночь?

Она взглянула на него с презрением:

- Разумеется, я расторгну нашу помолвку. Но за вас я не выйду замуж. Если вы будете просить меня об этом, вы только всё усложните.

Его охватила необъяснимая ярость. Ему следовало бы обрадоваться, но он видел лишь презрение в её глазах и помнил только о том, как ночью она лежала подле него, помнил, какой она стала горячей, когда он взял её. Ей-богу, ей это понравилось! Но что же он ждал от сегодняшнего утра? Что она посмотрит на него нежным взглядом любящей женщины? Это вызвало бы у него отвращение.

- И я не в чем не виню вас, - продолжала Майра; ноздри её раздувались, глаза сверкали. – Или вы думаете, я не знаю, как глупо было с моей стороны уйти из Данбертона? Не знаю, что вы рисковали жизнью, отправляясь искать меня? Полагаете, я не понимаю, что вы спасли мне жизнь? Да, спасли! Вряд ли я пережила бы эту ночь без вас. Думаете, я не знаю, в каком я перед вами долгу?

- Вы ничего мне не должны.

- Может быть, по-вашему, я теперь должна выплачивать этот долг каждый день, до конца своей жизни? Должна пытаться угодить вам и примирить вас с браком, в который вам придется вступить против собственной воли? Да я лучше умру, но ни за что не выйду за вас!

Её щеки вспыхнули, и Кеннет понял, что она угадала его мысли. Какое-то время они пристально смотрели друг на друга. Потом он шагнул к ней и, стащив с себя шарф, прикрыл ей шею. После чего повернулся к двери и переступил порог…

 

Примечание:

Anny:

Знаете, есть такие романы, где, не смотря на хэппи-энд, после прочтения остается такое чувство, что герои счастливы всё равно не будут? Так вот, это один из таких. И герой, и героиня - оба получились у Бэлоу такими гордыми и непреклонными, что даже финальная сцена, где они вроде бы находят общий язык, и разрешают все противоречия, совершенно не выглядит убедительной. Но любительницам драматического накала страстей может понравиться.

 

 

 ~ Неотразимый «Irresistible» ~

 

Аннотация:

Говорят, что женщина и мужчина не могут быть просто друзьями. Но если бы вы знали, какая искренняя и бескорыстная дружба с детских лет связывает очаровательную Софию Армитидж и безупречного денди Натаниеля Гаскойна! Все было замечательно, все изменилось в одночасье! Словно немыслимая сила бросила Софию и Натаниеля в обьятьях друг друга, и – сама судьбы зажгла в их сердцах пламя подлинной страсти… Англия, 1817 год.

 

Год написания: 1998 год.

 

Издательство:

«АСТ»: серия «Очарование» - 2005 год.

 

 Перевод:

Перевод с английского ИА Ивановой

 

Отрывок из книги:

 

Примечание:

Anny:

Вторая любовная линия - Иден Уэнделл, барон Пелхем и Лавиния Бергланд.

Rifffa:

Премия:1998 AAR Favorite Regency Romance. Премия: A TRR 5 Heart Keeper.

 

 

 

Главная страница Горячие новости Авторы Непутевые заметки

Непутевые заметки 2 Форум Интересные ссылки Гостевая книга